Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:38 

Бессонные ночи Кристофера Мора

Иногда я ненавижу свою работу! Это бывает редко, но все же порой это чувство настигает меня.

Это был обычный вызов на проверку здоровья студентов, надолго покинутых постоянным колдомедиком. Одни и те же диагностические заклинания, скучные вопросы, череда чистых и не очень рук.
Естественно, ничего особенного не попадается. Думал, что сейчас отчитаюсь, потискаю сына. Юный наглец угрожает мне каким-то списком. И при этом старательно краснеет. Интересно, каким я для него выгляжу? Наверное, это беда всех родителей - пытаться соответствовать ожиданиям своих детей. Но мне чертовски хочется угадать, что творится в его голове, когда он так саркастически на меня поглядывает. Расспрашиваю его о здоровье, треплю по нестриженой голове и сожалением отправляю к ожидающим его ребятам. Теперь я не увижу его до каникул или до следующего вызова в Хогвартс, если попадется мое дежурство.

Заканчиваю проверку и иду в учительскую. Настроения предпраздничные и довольно приподнятые. Краем уха слышу, что миссис Трелони собирается погадать гриффиндорцам и моему сыну в том числе и самым наглым образом напрашиваюсь с ними. Николас краснеет и смущается. Может, и не стоит с ними идти, но я так редко его вижу... На Гриффиндоре задерживаюсь надолго, перебрасываюсь словами с сыном, наблюдаю не слишком приятную картину, как один из профессоров отчитывает старосту факультета. Симпатичный вихрастый мальчишка не выглядит человеком, способным на то, в чем его обвиняют и я задумываюсь, обманчива ли в данном случае внешность.

Не помню, в какой момент раздались крики, известившие нас о том, что горгульи замка ожили! Спустившись, я с восхищением уставился на эту необычайнейшую картину. Осмотрев нескольких из застывших студентов я быстро понял, что обычные методы тут бессильны. Нужно что-то... Но что именно, мне в голову никак не приходило. В некоторых местах школы на студентов накатывала паника, в других студенты откровенно веселились, рейвенкловцы на полном серьезе обсуждали возможность ведения научно-исторического диспута с горгульей... Все это было до тех пор, пока одна из горгулий не разрубила ключицу слишком близко подошедшему к ней студенту. После этого дискуссия о том, что нужно делать, разгорелась с новой силой.

Я судорожно перебирал в голове известные средства и зелья. В ритуалах я не особенно силен, однако что из зельеварения мне могло помочь, я не знал... И тут я вспомнил, что наибольшей силой как правило обладает кровь мага или волшебного существа, а если эта кровь была отнята насильно, то она способна перебороть едва ли не любую заразу. Возможность использовать кровь единорога я отмел практически сразу. Становиться проклятым на всю жизнь мне как-то не хотелось. А значит, нужна кровь специфического мага. Лучше всего Темного... Но подошла бы скорее всего и кровь анимага или оборотня. Неужели я надеюсь найти подобную кровь в школе?

Меня отводят в лабораторию местного зельевара, которую я и обшариваю. Ну естественно, ничего здесь нет... Неужели я надеялся найти в школьной лаборатории, которую наверняка регулярно пытаются ограбить, запрещенные компоненты? Впрочем, надежд найти по настоящему темного мага среди преподавателей и учеников, тоже кот наплакал. И все же мы обходим преподавателей и студентов с соответствующим вопросом. И тут нас посылают на Гриффиндор с таким странным подмигиванием, что у меня просыпается надежда.

Староста Гриффиндора, которого час назад передо мной распекали, как-то меняется в лице, услышав, что мы ищем.
- Давайте куда-нибудь отойдем? - просит он явно смущаясь.
- Да, конечно, давайте. - мы отходим в другой конец коридора, подальше от толпы, и тут он заявляет, что является оборотнем. На меня нападает кашель, а преподаватель физической культуры, кажется, отлетает к другой стене и принимает боевую стойку. Через кашель я пытаюсь ему объяснить, что сегодня явно не полнолуние и если он не знал такого факта до этого, то скорее всего от данного студента не исходит никакой угрозы. А мальчик тем временем рассматривает нас таким отчаянно храбрым взглядом, что я понимаю: я не смогу поднять на него палочку. Да, это трусость с моей стороны, излишнее слюнтяйство, называйте, как хотите. Но как-то не этого я ждал, когда в моей голове рождалась идея создания зелья, снимающего чары окаменения.

Мистер Люпин мнется еще несколько секунд, а потом резко бросается вправо, где его практически сразу настигает Ступефай от мисс Монмеридьен. Я хватаю флакон с ближайшего стола и надрезаю мальчишке руку. Капли драгоценнейшей в моем деле крови стекают в горлышко, пока я не решаю, что этого достаточно. Заращиваю порез и бужу смельчака. Не верьте тому, кто скажет вам, что потеря нескольких капель крови - это мелочь. В колдовстве главное не количество. С этой кровью утекает магическая сила, которой достаточно, чтобы совершить маленькое чудо, и достаточно, чтобы обессилить, а иногда и убить того, у кого эта кровь берется. Мы относим мальчика в медпункт, куда уже стащили всех окаменевших, а после вырубленных из пола студентов.

Возвращаюсь в лабораторию зельевара и как можно быстрее варю зелье для жертв и кровевосстанавливающее для старосты Гриффиндора. Когда я протягиваю ему кружку с напитком, мне стыдно смотреть ему в глаза и я бормочу что-то невнятное. Кажется, извинения и слова восхищения. Потом мы проверяем зелье на студентах. Удача... Это несомненная удача, что зелье помогло.

Я выхожу к ожидающим преподавателям и заявляю им, что настоятельнейшим образом рекомендую отметить столь смелый поступок. За обсуждением того, как сохранить узнанную тайну и в то же время поощрить подростка, время пролетает незаметно. Уже после отбоя я обнаруживаю себя сидящим в холле и наблюдающим вместе с сыном и другими студентами за гаданием на воске. Сосредоточенное лицо Николаса, отмеряющего время, взволнованные переговоры студентов, методичность гадательного ритуала создают какую-то особую, домашнюю атмосферу, которую не хочется покидать. Уже поздно ночью мне предлагают переночевать в замке и я соглашаюсь. На утро сова приносит мне очередной вызов и я спешно покидаю школу.

***
Утром 14 февраля я и не представлял себе, что пройдет всего 12 часов и я вернусь, когда из моего камина выскочит мисс Монмеридьен и закричит, что срочно требуется помощь одному из стундетов. Есть подозрение на применение Торменцио. Даже не переобувшись я срываюсь с места, хватаю нужное зелье из аптечки, и вот мы уже мчимся по коридорам Хогватса. Скорчившаяся на полу жертва, то и дело забывающаяся от боли, столпившиеся вокруг студенты, ахающие преподаватели. Это несколько отвлекает, но вскоре мальчик уже пытается сесть на постели и даже буянит с подошедшими друзьями. Среди студентов и преподавателей царит всеобщая подозрительность... А в медпункте явное веселье, ибо будь их воля, туда набился бы весь факультет, а так всего 5-6 человек...

Когда мистеру Гилмору-младшему, как я понимаю, становится получше мы перемещаемся с ним в холл, где сегодня играет музыка. Прекрасная мисс Монмеридьен собрала вокруг себя благодарных слушателей и стала центром ночной жизни Хогвартса. Мы слушаем музыку и перебрасываемся новостями с уже знакомыми преподавателями и студентами. Лишь под утро нам удается доставить мистера Гилмора обратно в больничное крыло и отправиться спать.

Неожиданно, на кровати, выделенной мне, как и вчера, я обнаруживаю послание с монограммой. Решив, что эту загадку я буду решать утром, отправляюсь спать. С Днем Святого Валентина!

П.С. А с последствиями этого праздника мы будем разбираться потом...

URL
Комментарии
2015-12-09 в 23:29 

/ Лживый кусь /
я думал, проникнуться мистером Мором сильнее невозможно...но нет, он уверенно берет все новые вершины) еще раз спасибо за такие сильные эмоции)

   

Хогвартс и не только

главная