Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:03 

ДМП - 18 лет

***
У Францишека горело лицо, горели руки, сжатые за спиной в кулаки с такой силой, что суставы пальцев грозили треснуть при дополнительном усилии. Сейчас главное было удержаться, не сдвинуться с места, не рвануть палочку из рукава и не выкрикнуть что-либо, после чего его миром до самой смерти станут стены Нумергарда. Стоящий напротив человек с абсолютно спокойным выражением лица перечислял причины, по которым заявление пана Горака никак не может быть принято. Не положено, понимаете ли, не положено служить в Чехословацких органах обеспечения магического правопорядка людям с такими боевыми навыками и с таким происхождением. Никак не положено. Тем более, если этот молодой человек убийца, да, нечаянный, но…
- Вы же не будете отрицать, что это не первое убийство, в котором вы участвовали?
- Нет, не буду. – Францишек с усилием разжал зубы для ответа. – Да, я уже упоминал неоднократно, что на меня и моего деда, Марека Горака, неоднократно совершались нападения. Как во время войны, так и после. Все имена погибших, как нападавших, так и тех, кто пытался нас спрятать или защитить, были переданы вам много лет назад.
- Сколько вам было лет, когда вы в первый раз убили?
- Я ни разу не убивал, - это слово он старательно выделил голосом, - человека при помощи палочки или иного оружия. – «Спокойнее, спокойнее, они все равно уже проверяли все факты».
- Вы можете поклясться в этом?
- В моем личном деле должен быть протокол допроса меня и … Марека Горака под действием сыворотки правды.
- Однако эти люди мертвы, так?
- Да, это так.
- И ни вас, ни вашего деда не судили.
- Нет, это была самозащита.
- Но это все же убийство! Эти люди мертвы!
- Да, они мертвы, как и многие из тех, кто нас прятал. – Францишек не выдержал и уставился прямо в глаза начальника отдела, в котором с давних пор мечтал работать.
Высокий мужчина лет пятидесяти в короткой мантии, не скрывающей ни хищности движений, ни торчащей из рукава палочки, ни целой коллекции амулетов, пожевал губами, очевидно, раздумывая, как еще изменить формулировку вопроса и стоит ли.
- Однако вы принимали участие в этих убийствах?
- Да, я их видел и принимал в них участие, когда не было иного выхода.
- В вашем личном деле написано, что вы владеете всеми Непростительными заклинаниями.
- Это значит, что в моем личном деле допущена ошибка.
- Вы хотите сказать, что вы ими не владеете?
- Нет, я хочу сказать, что я не владею заклинанием Торменцио.
Пан Пржмыслович перелистнул лежащую перед ним довольно толстую папку, явно вмещавшую в себя материалы не только о Францишеке, но и обо всех его родственниках, а возможно даже и знакомых. И уж точно информацию о каждой его «жертве». Задумчиво покивал и снова поднял глаза на собеседника.
- Почему, кстати?
Францишек не выдержал и иронически поднял бровь. Вопрос, скорее, относился к категории риторических, однако он все же решил ответить:
- Мне не нравятся его последствия.
- Вы их видели?
- Да, один раз видел.
- Однако по видимому вам нравятся последствия Круцио или Авады? А может быть вам нравится, как ведет себя человек под действием Империо? – голос зазвучал вкрадчиво. Начальник отдела обошел пана Горака кругом и сейчас пытался заглянуть в лицо юноши из-за плеча, некрасиво вытягивая голову на короткой шее.
- Я способен испытывать достаточно сильные желания как убить, так и причинить боль, и подчинить человека своей воле. Однако мне сложно сосредоточиться на том, чтобы человека настигла серая гниль.
- Почему вы записали эти заклинания в список боевых?
- Потому что это самые сильные заклинания из тех, которыми я владею.
- Вы знаете, как это нетипично для человека вашего возраста? У меня есть отзыв вашего преподавателя по чарам, он пишет, что вы – единственный ученик за все время его работы, освоившие эти заклинания с первого же урока.
Отвечать было нечего. Пан Пржмыслович без всяких сомнений не раз перечитывал его личное дело. И знал жизнь пана Горака от младенческой колыбели до того момента, как Францишек сегодня постучал в дверь этого проклятого кабинета, возможно лучше, чем сам юноша. Поэтому он просто наклонил голову и промолчал.
- Не знаю, что за человек вы, пан Горак. Вы то добровольно провоцируете пытки, то предпринимаете попытку убийства, вам так легко даются запретные заклинания, а вы приносите заявление в мой отдел. Я не могу, не имею права принять вас на стажировку. Стране должны служить только достойные… - тут пан Пржмыслович сбился с мысли, сообразив, что его слова звучат как оскорбление. – Простите, люди с достойной репутацией и биографией. Вы, к сожалению, к таким не относитесь.
Юноша буквально прирос к месту и не двигался. Пану Пржмысловичу не было видно его глаз, однако в наступившей тишине кабинета можно было бы услышать даже, как бьется сердце собеседника, если бы не тяжелое дыхание пана Горака, словно тот только что пробежал как минимум 5-километровую дистанцию.
- Я прошу вас… еще раз… рассмотреть моё заявление. Я готов служить Чехии на любых условиях, которые будут мне предложены. Это мой долг перед семьёй – очистить имя моего рода и возместить тот ущерб…который нанесен моими родителями. Своей кровью, если это понадобится.
- Не понадобится. Я не могу вас принять.
Юноша развернулся и вышел из кабинета. Дверь довольно громко хлопнула по косяку.
Ярош Пржмыслович бросил взгляд в окно, где его недавний собеседник уже успел выйти из здания, чуть не врезавшись в одну из колонн крыльца, едва ли не бегом спустился с него и вскоре скрылся за углом небольшого маггловского магазинчика. Затем аккуратно закрыл дело пана Горака и с некоторым сожалением отнес в архив. Как минимум, это дело было чрезвычайно увлекательно, особенно характеристики и рекомендации преподавателей, практически в один голос утверждающие, что юноша заслуживает того, о чем просит. Именно эти рекомендации и были единственной причиной того, что свой отказ он не отправил совой, а вызвал все же пана Горака, чтобы лично попытаться ему объяснить причины. Рано или поздно этот мальчик сорвется, а все последствия расхлебывать ему…

***
До дедового дома Францишек едва ли не добежал. От злости он дважды ронял ключи, пока не сумел толком войти в дом, а войдя, застыл на пороге, не зная, что делать дальше. Хотелось кого-нибудь избить, без всякой магии, так, чтобы почувствовать металлический запах и привкус крови… Однако это вконец испортило бы ему и без того отсутствующую «репутацию», как сказал недавно пан Пржмыслович. Поэтому он попросту сбросил строгую мантию на потрепанный диван и выскочил из дома, слишком тесного, чтобы вместить в себя всю испытываемую злость, ярость и обиду.
Несколько часов он метался по улицам города, пока от холода не окоченели не только руки, но и все тело. Как же он ошибался, думая, что после окончания школы жизнь станет легче и определеннее. Полускандальная помолвка, когда невеста вышла к жениху лишь для того, чтобы услышать ритуальный вопрос и дать не менее традиционный ответ, смерть деда, давно ожидаемая, но от этого не менее болезненная, и вот теперь отказ в приеме на службу. Что с этим делать, Францишек не знал. К сожалению, ему никогда не приходило в голову, что его могут попросту не принять, и иных планов на жизнь у него не было. Где-то под утро он все же вернулся домой, чтобы завалиться на тот же диван в гостиной прямо в одежде.

***
- Добрый день, пан Горак! – За стол небольшой корчевни, где Францишек предпочитал обедать время от времени, присел пан Пржмыслович. – Все еще в поисках работы?
- Удивительный день! – кивнул Францишек, едва не подавившись супом.
- У меня есть для вас одно предложение, которое может вас заинтересовать. - Юноша встрепенулся с надеждой глядя на мага.
- Какое же?
- Вы сказали, что готовы сделать все, что бы ни потребовалось ради блага Чехии.
- Это верно.
- Тогда нам лучше перейти в другое место, где мы могли бы обсудить ваши новые обязанности.
Другим местом оказалась небольшая квартира на окраине Праги. Гораздо новее, чем обиталище пана Горака, однако также практически лишенная мебели кроме пары столов, шкафов и бесчисленного количества стульев.
- Вы должны познакомиться вот с этим магом. Обратите внимание на то, что свою принадлежность к магическому сообществу он тщательно скрывает и практически ни с кем из своих бывших друзей и знакомых не общается. Ведет образ жизни успешного коммерсанта не без политических амбиций. Однако, как ни странно, эти амбиции сосредоточены скорее на получении немагической власти. У него есть ряд успешных предприятий, производящих товары для магглов. Так что он богат и вхож в самые влиятельные круги немагической Чехии. Вашей задачей будет выдать себя за маггла. Судя по вашей биографии для вас это не должно составить труда.
Францишек замер, пытаясь сообразить, стоит это рассматривать как оскорбление либо как констатацию факта.
- Зачем я должен с ним знакомиться? Почему за этим человеком вообще ведется слежка?
- У нас есть подозрения в осуществлении им противозаконной деятельности. Слежка, кстати, в ваши обязанности входить не будет, у нас достаточно людей для этого. Вы же должны будете познакомиться с ним, завязать дружбу и, возможно, периодически, подбрасывать ему некоторую информацию. Вы согласны?
- После выполнения этой работы у меня будет возможность повторно подать прошение о поступлении на государственную службу?
- Нет.
- Я согласен.

***
Светловолосый мужчина, едва ли не до самых глаз заросший бородой, с тяжелой походкой страдающего одышкой человека, вошел в богато обставленную прихожую и бросил на столик пачку писем. Медленно стянул сапоги и плюхнулся на диван. На подоконнике лежал небольшой бежевый свиток, перевязанный темно-серой лентой. Мужчина жадно схватил свиток, сорвал ленту, небрежно уронив её на пол, развернул сверток и замер.
После минуты окаменения он резко встал, прошел в ванную комнату и подставил голову под кран с водой. Словно под действием холодной воды лицо внезапно поплыло, от боли он сжал руками край умывальника, пока внешность менялась, обнажая худющую фигуру юноши едва ли двадцати лет.
Выйдя, наконец, из ванной, он зашвырнул одежду в шкаф, плюхнулся на стул, доставая из ящика стола зачарованный мешочек с остальными приказами. Разложил их в хронологическом порядке и начал перечитывать. Полное непонимание причин, по которым последний приказ отличается от всех предыдущих, заставило его буквально подпрыгнуть со стула и начать вышагивать по комнате от стены к стене, все ускоряясь. Время от времени он снова подходил к столу, хмыкал, судорожно барабанил пальцами по столешнице, затем черканул короткую записку: «Прошу подтвердить задачу и предоставить более подробную информацию». Еще пара минут ушла на отправку письма, и он снова вернулся к столу.
С одной стороны, имеет ли он право не выполнить приказ, ведь он сознательно подписал бумаги, по которым обязался беспрекословно выполнять полученные указания? И именно это он обещал. Но как он может его выполнить? И почему он? Ведь как бы тщательно пан Черный не скрывал свои способности, но в свои годы он явно опытнее вчерашнего выпускника Дурмстранга, а значит… Францишек выругался. За размышлениями он не заметил, как за окном стемнело и очнулся лишь когда по подоконнику всегда открытого окна захлопали крылья совы.
«Приказ подтверждаю. Срок – до завтра.»

***

- Вечер добрый, панове! – сидящие за столиком гостиной пана Черного господа приветливо кивнули старому знакомому.
- А! Пан Скленарж! Не ждал вас сегодня! Вы же говорили, что до конца недели к нам не заглянете, мол, планы-планы! – Хозяин привстал в кресле, удивленно разглядывая нежданного гостя.
- Да я и не собирался, но мои планы на вечер были разбиты в пух и прах, так что я решил исправить сегодняшний день решением заехать к вам.
- Тогда вы нам просто обязаны дать совет!
- Совет?
- Да, мы тут размышляем, стоит ли выделки вот эта вот овчинка! – и пан Томаш толкнул лежащие перед ним бумаги навстречу Францишеку. – Срок принятия решения – завтра. Так что нам пригодилось бы ваше мнение.
Машинально схватив бумаги, пан Горак замер. Слово «завтра» эхом звучало внутри головы. Очень осторожно он опустил взгляд на первую страницу: «Договор поставки».
- Не хотите войти в долю?
Мнимый пан Скленарж потер бороду и углубился в чтение бумаг.

***
- Ваш ход, Жданек? – время на часах показывало далеко за полночь, остальные гости давно разошлись, однако партия надолго задержала неутомимую пару шахматистов. - Вы меня сегодня удивляете! Ваша рассеянность сегодня не знает границ! Выпейте вот это и успокойтесь, наконец, вы же портите всю игру!
Пан Скленарж кивнул и отхлебнул из предложенного бокала.
- Ну и кто вас ко мне прислал? – вопрос прозвучал неожиданно жестко и из-за спины.
Францишек медленно обернулся и уставился на стоящего у него за спиной пана Томаша. Взгляд заметался между двумя мужчинами, выглядевшими абсолютно одинаково. И помимо своей воли ответил:
- Ярош Пржмыслович.
Одинаковые мужчины переглянулись.
- Вы с ума сошли? Вацлав, ты ему точно то налил, что я просил?
- Да вроде бы срок годности еще не вышел… - Мужчина за шахматным столом вынул из кармана прозрачный пузырек с бесцветной жидкостью и тщательно обнюхал, свернул и развернул привязанную этикетку и снова с удивлением уставился на свою копию.
- Какое у вас при себе оружие?
- Палочка, пистолет и нож.
- Да нет, работает правильно. Оружие лучше выложите на стол. Медленно! При малейшей вашей попытке дернуться, вы умрете. – Пан Горак начал доставать и выкладывать на стол свой арсенал. С ножом ему пришлось повозиться и, в конце концов, он решил проблему просто забросив ноги на шахматный столик. Пан Черный с другой стороны шахматного стола быстро подманил вещи к себе.
- Вы действительно думаете, что вас послал начальник отдела обеспечения магического правопорядка? С кем же, по вашему мнению, он работает?
- Да, он лично отдавал распоряжения. Еще я видел двух мужчин: один по всей видимости маггл, он передавал мне одежду, иногда зелья, порой приносил некие известия. Другой – маг, он тренировал меня. В основном по маггловской экономике и политической обстановке, а также инструктировал, как себя вести.
- Почему вам приказали убить меня?
- Я не знаю, возможно, это связано с тем договором, который вы планируете заключать завтра.
- Сколько вам заплатят?
- Я не наёмный убийца.
- Но вы убийца… - Пан Черный с усилием потер переносицу. – Не могу понять… Мои интересы нигде не пересекаются с государственными, зачем ему меня устранять? Когда вы получили приказ?
- Сегодня в полдень.
- Ты смотри-ка, как быстро… Не прошло и получаса. – Мужчины переглянулись. – Вацлав, ты понимаешь, что это значит? Пан Скленарж, Жданек, вас обманули. Не знаю, кто отдал вам приказ, но это точно не Ярош Пржмыслович.
- Томаш, нам лучше уйти отсюда, пока они не прислали кого-то на помощь этому неудачнику.
- Да, да, конечно. Мне жаль, Жданек, но вы поступили бы также. – И пан Черный взмахнул палочкой.
Времени думать не было и Францишек оттолкнулся от столика назад. Кресло упало, утянув юношу за собой. Заклинание просвистело над головой и пан Горак всем весом тела пана Скленаржа врезался в настоящего пана Черного.
- Томаш!
По полу катались двое мужчин, один из которых пытался сбросить с себя соперника, а второй отобрать у первого палочку. Через пару минут они сбили журнальный столик и снова перекатились ближе к шахматному. Вацлав стоял наготове, направив палочку на дерущихся, но не решаясь применить её. Пан Скленарж внезапно ударил пана Черного в бок чем-то зажатым в кулак, и тот выронил палочку. Однако вместо того, чтобы попытаться вернуть её, Томаш изогнулся под весом соперника и выхватил миниатюрный дамский револьвер. Прозвучали два выстрела.
На полу, застыв в нелепой позе, лежало тело пана Черного с удивленными, широко открытыми глазами. Из-под головы растекалось кровавое пятно. Рядом на ковре корчился пан Скленарж. Простреленные бок и плечо сделали процесс возвращения к естественному облику еще более болезненным.
Вацлав удивленно уставился на рыжеволосого юношу, пытающегося подняться с ковра. Медленно приблизился к нему, наставив палочку, замахнулся, но заклинание так и не произнес.
- Да вам хоть 18 есть? – он перешел к телу Томаша Черного и бережно осмотрел повреждения. – Вы понимаете, что вы убили человека? Убили по приказу людей, которых даже не знаете! И по причинам, которых вы не понимаете!!!
Францишеку на это было нечего ответить. Боль и нарастающая слабость накатывали волнами, лишая возможности думать или двигаться. Он бессильно упал, больше не пытаясь подняться, и лишь смотрел на Вацлава в ожидании приговора.
- Я думал, что служу Чехии. – Почти шепотом.
- Служите? Тогда вам и исправлять то, что вы натворили! Вставайте и уходите! Найдите тех, кто отдал вам этот приказ и сделайте, наконец, что-то достойное! Энхаэмон! Вставайте!
Он буквально поднял юношу за шкирку и толкнул к столу, где лежало все, что тот выложил из карманов. Францишек засунул все в карман и обернулся.
- Я пойду и сдамся в Аврорат.
- Никуда вы не пойдете! Если кто-то узнает, что Томаш мертв, то это будет значит, что вы не просто его убили, но и все, чем он занимался, уничтожили. И уж поверьте, я вам это сделать не позволю! Можете бежать из страны или попытаться найти ваших заказчиков. Выбирайте и выбирайте сейчас!
- Я найду их.
- Только попробуйте не найти! А теперь вон отсюда!

URL
   

Хогвартс и не только

главная