Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мародёры (список заголовков)
17:20 

Дополнительные факты о Ф.И.Гораке

Францишек Горак:
1. Палочка: 13 дюймов, ольха и перо феникса, средней упругости.
2. Самый удовлетворенный жизнью из всех моих персонажей: у него есть высшие цели, которым он служит, свои возможности он не преувеличивает, а угрызения совести мучают его не так уж часто, скорее эпизодически. В таких случаях он ищет забытья в спиртном.
3. Хотя слово «друг» использует достаточно часто в своей речи, но настоящими друзьями за всю жизнь назвал бы лишь своего начальника, с которым знаком с детства, и Фрэнка Лонгботтома (неожиданно даже для себя).
4. Несмотря на все преступления родителей Францишек Горак открыто гордится своей фамилией и родом, хотя бы потому, что за право её носить неоднократно платил собственной кровью, как, впрочем, и чужой.
5. Ему свойственна демонстративность поведения, так совершенно не случайно его мантия расшита узором из виноградных листьев, которые также встречаются на гербе рода Гораков, ношение преимущественно белой или светлой одежды как вечное напоминание, что все содеянное рано или поздно оставляет следы. Так, маски, предлагаемые Воландемортом для него не средство скрыть себя, а всего лишь символ причастности к служению Воландеморту.
6. Практически вся служебная деятельность пана Горака является засекреченной и известна лишь узкому кругу ответственных лиц. Рассекречивание этих сведений абсолютно ясно показало бы, что по нему Нумергард плачет. Во всех совершенных им убийствах и прочих преступлениях Францишек признает себя виновным (как факт, а не как тема для помучиться угрызениями совести).
7. Если бы не побег Гриндевальда и победа на выборах Воландеморта, будущее Францишека было бы простым и ясным: командировка в США, затем 2-х летняя стажировка при Пражской медимагической академии, после чего по всей вероятности он женился бы на Марцине Дворжек, занял бы пост заместителя при Яне Дворжеке и, я думаю, унаследовал бы его со временем.
8. Что же касается будущего пана Горака при нынешних обстоятельствах, то скорее всего он вскоре погибнет. Если же каким-то чудом ему удастся пережить надвигающиеся события и дожить до мирного времени, то я уверена, что он продаст родовое поместье, построив новый дом в том месте, которое его будет привлекать к тому времени, однажды ему понравится девушка, возможно, магглорожденная, на которой он без всяких церемоний типа длительной помолвки женится и остепенится. Предсказать, чем он будет заниматься на закате своей жизни, я даже не возьмусь.
9. Ненавидит заниматься нудистикой, вроде разработки заклинаний и изучения их воздействия, что крайне мешает ему повышать уровень своих умений. Единственное исключение – медимагия, которую он и начал изучать после того, как вместе с коллегами едва не погиб во время командировки в Россию. Возможно, при достаточно длинной жизни первый свой мастерский класс получит именно в медимагии, а не в чарах.
10. Даже от самого себя он скрывает, что несмотря на холодную логику, родителей ему порой не хватает, ведь в его детских воспоминаниях от них осталось только хорошее.

@темы: последствия выбора, мародеры, мародёры, Францишек Горак

15:59 

10 фактов о Ф.Гораке из старого флэшмоба еще до игры

Францишек Горак:
1. Последний живой представитель магического рода Гораков по мужской линии.
2. Дедушка был категорически против поступления мальчика в магическую школу, настаивая на обучении на дому, однако Францишек сумел его переубедить. И блестящей учебой мальчика дедушка откровенно гордился.
3. Мечта его жизни, чтобы Чехия заняла одно из первых мест в рейтинге самых безопасных стран для проживания волшебников.
4. За время службы был неоднократно ранен, наиболее заметным последствием являются периодическое дрожание рук и нервный тик, однако это скрывает.
5. Был трижды помолвлен. Первые две помолвки расторгнуты невестами в связи с предстоящей свадьбой с другими. Сам же Францишек причиной расторжения помолвок называет длительные командировки, впрочем, отказываться от них не собирается.
6. Третье предложение руки и сердца сделал на 17-летие невесты по рекомендации её дяди Яна, с которым давно и крепко дружен.
7. После Магической Британии намерен посетить США. Так что свадьбу не планирует еще года 2. После свадьбы (ну, или до) планирует восстановить семейную усадьбу, а также сад вокруг нее.
8. Мечтает о большой семье, где будет как минимум трое детей: двое мальчиков и девочка.
9. Обожает больших собак, хотя себе пока так и не завел.
10. На сегодняшний момент все свое имущество возит с собой (ну и в банке кое-что хранит, разумеется).

@темы: Францишек Горак, мародёры, мародеры, последствия выбора

19:19 

Заметка в журнале "Ведьмин шар" от 08.09.1978

***
По свидетельствам очевидцев чешский сотрудник Министерства магии пан Горак так и научился соблюдать требования обычного этикета. Иначе чем еще можно объяснить его прогулки по ночному Лондону в полуобнаженном виде. Шрамы, безусловно, украшают мужчину, но не в таком количестве и не при столь явной демонстрации. Надеемся, что в его шкафу найдется пара рубашек, иначе вскоре можно ожидать его увольнения из Министерства магии за служебное несоответствие.

@темы: Францишек Горак, мародёры, мародеры, последствия выбора

19:17 

Прошение о посмертном присвоении звания аврора

И.о. руководителя Департамента обеспечения магического правопорядка
Боунс Амелии
Горака Францишека Иммануила


заявление.

Прошу рассмотреть вопрос о досрочном присвоении стажеру Аврората Франциске Элизабет Алиссии Лонгботтом, героически погибшей при выполнении боевого задания, должности и звания аврора посмертно.

05.09.1978 Ф.И.Горак

@темы: Францишек Горак, мародёры, мародеры, последствия выбора

19:16 

Письмо Лили Эванс от Францишека Горака, 05.09.1978

Здравствуйте, мисс Эванс!

Пишу вам во исполнение последней воли Франциски Элизабет Алиссии Лонгботтом, до последнего вздоха считавшей вас своей подругой. Уведомляю вас, что погибла она от вашей руки, а не чьей-либо иной.

В связи с этим я предлагаю вам вернуться в Лондон и сдаться добровольно. В этом случае мы сможем поговорить о смягчении приговора, который вы без всякого сомнения заслуживаете.

Я обещал ей дать вам шанс, вот он: покиньте Гриндевальда и возвращайтесь в Лондон. Он принесет в вашу жизнь лишь больше смертей и больше крови на ваши руки. Этого ли вы ищете?

Я жду вас до 10 сентября. В случае вашего возвращения я буду буду всеми силами исполнять данное мною обещание. Разумеется, от вас потребуется информация о нахождении Гриндевальда, однако вы можете получить пусть не прощение, но годы жизни, чего больше нет у Алисы Лонгботтом.


Ф.И.Горак, 05.09.1978.

@темы: Францишек Горак, мародёры, мародеры, последствия выбора

19:15 

Завещание Францишека Иммануила Горака от 05.09.1978

ЗАВЕЩАНИЕ


Я, Францишек Иммануил Горак, родившийся 17.07.1939, уроженец г. Кладно, настоящим завещанием отменяю все предыдущие и делаю следующие распоряжения:

1) поместье моих родителей, а также деньги на его восстановление я завещаю любому совершеннолетнему члену моего рода, имеющему детей мужского пола и готового дать этим детям, как минимум одному из них, фамилию нашего рода, а также постоянно проживать и растить детей в восстановленном поместье.

2) Оставшуюся часть денег прошу разделить между Лондонской и Пражской больницами.

Второй экзепляр завещания хранится в делах нотариуса Томаса Жданека Кучеры.

Ф.И.Горак, 05.09.1978

@темы: Францишек Горак, мародёры, мародеры, последствия выбора

19:15 

Письмо от Францишека Иммануила Горака Марцине Каталине Дворжек:

Доброе утро, Марцина!

Я должен был сказать это сам, но так будет быстрее и надежнее. Я прошу у тебя разрешения расторгнуть помолвку, поскольку она не принесет ни тебе, ни мне ни покоя, ни радости. Я поклялся тебе, что никогда не оскорблю твоего имени и, надеюсь, что сдержал обещание, однако я не вижу будущего для нас обоих. Я обещал жениться на тебе через 2 года, обещал построить нам самый чудесный дом, но правда в том, что меня не будет через эти несколько лет. Прошу тебя оказать мне последнюю услугу, больше я никогда ни о чем тебя не попрошу: верни мне моё слово, пожалуйста.
Со своей стороны желаю тебе найти того человека, который действительно сможет сделать тебя счастливой.
Францишек, 05.09.1978.

П.С. Спасибо за ту заботу, что ты проявляла ко мне с нашей первой встречи. Она всегда со мной.

@темы: последствия выбора, мародёры, Францишек Горак, Мародеры

19:13 

Письмо от Францишека Иммануила Горака Яну Стефану Дворжеку:

Здравствуй, дядя Ян!

Как ты уже знаешь, лорд Воландеморт победил на выборах и со вчерашнего дня возглавляет Министерство магии. Неясно пока, какую же из предвыборных программ он намерен реализовывать, однако его бойцы включены в состав Аврората и им же сняты запреты на применение непростительных заклинаний к подозреваемым. Изменилась также и форма Аврората - теперь это маска, личина, максимально скрывающая своего обладателя.

Но, наверняка, главной новостью для тебя станет то, что Гриндевальда мы обнаружили в Лондоне. К сожалению, это открытие дорого нам обошлось. По предвательным наблюдением лорд Воландеморт не собирается объединяться с Геллертом, более того, он намерен выследить того и уничтожить, что доказали три попытки штурма сегодня здания, где затаился этот убийца (могу с уверенностью сказать, что на его счету с момента освобождения уже более двух десятков жизней). К сожалению, ни одна попытка так и не увенчалась успехом и Гриндевальд скрылся в неизвестном направлении. Будь крайне осторожен. Его сопровождают древний необычайно мощный ритуалист и неопытная, но очень талантливая девушка-зельевар. Они не менее опасны, чем их предводитель, не повтори нашей ошибки. Сам он владеет Бузинной палочкой и, возможно, легенды не врут о её силе.

Также прошу тебя о двух услугах:
1) прошу уволить меня с занимаемой на текущий момент должности старшего аврора Отдела международного контроля за соблюдением законности, за которым я числюсь. Заявление прилагается.
Дело в том, что я больше не хочу возвращаться в Чехию. Увы, там не ждет меня ничего, кроме горьких воспоминаний и того чувства мести, которое год за годом толкало меня по жизни. Если того не потребуют интересы поисков Гриндевальда, я предпочту остаться в Лондоне и прожить здесь ту жизнь, что мне отмерит судьба. Да и есть у меня, хоть и призрачные, основания полагать, что далеко от Британии он не уедет, а значит, я буду более полезен здесь. В свою очередь обещаю приложить усилия для развития сети нашей организации в Британии и выведения её на общеевропейский уровень.

2) передай, пожалуйста, приложенное письмо Марцине. Мне крайне жаль, но я не смогу сдержать данное ей слово. Надеюсь, ты меня поймешь и простишь.
Мне безмерно жаль просить Марцину о подобном, ведь она так старалась стать мне другом… Но она заслуживает куда лучшего мужа, чем я. Прости, дядя Ян, я не думал, что так получится.

К письму также прикладываю копию своего нового завещания. Надеюсь, ты заверишь его в качестве свидетеля.

В ближайшие две недели прошу не связываться со мной без крайней необходимости.

Всегда твой друг, Францишек, 05.09.1978

@темы: Францишек Горак, мародёры, мародеры, последствия выбора

19:11 

Ночь с воскресенья на понедельник (5 сентября), возможно, всего лишь сон

Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мертвых воскрешал, -
Потому что если не любил -
Значит, и не жил, и не дышал!
В. Высоцкий

***
Всех участвовавших в операциях отпустили по домам, до следующего вызова. До гостиницы пан Горак шёл так медленно, как только мог, словно прогуливаясь, как будто его вид кого-то мог обмануть. Недоуменные взгляды прохожих не смущали и не волновали его, в общем-то он вообще не замечал, что на улицах кроме него есть кто-то. Нежелание идти "домой", в эту искусственную имитацию жилища, замедляло каждый шаг... Хотя ему ли, почти не сохранившему воспоминаний о родительском доме, страдать такой разборчивостью?
- Добрый вечер, пан Горак!
Медленный кивок в ответ. Дверь номера бесшумно раскрывается, в который раз подтверждая заботливость хозяев. Вслед за чехом в дверь просачивается гостиничный эльф:
- Что вы будете на ужин?
- Ничего.
- Совсем?
- Ничего. Нет, постой, принеси огневиски, две, две бутылки.

Бросив эльфу пару монет и в тот же момент забыв о его присутствии, пан Горак стянул наконец потемневшую от сажи и крови одежду, надев лишь легкие домашние брюки, не так сильно трущиеся об обожженную кожу. Камин уже разожжен, осталось подтянуть к нему ковер. На столике появляются две бутылки и пара стаканов. Неужели эльф мог подумать, что Францишек кого-то ждет? Чувство вины обжигает и кричит, что он не справился... А в языках огня пляшут лица: лицо Грэга Румора, лицо Воландеморта, лица Алекто и Амикуса Кэрроу, лицо мистера Джагсона, улыбающегося мисс Вэнс, лица Фрэнка и Алисы Лонгботтом...

Если верны слова миссис Лонгботтом, то они погибли в один день. Что-то мешает думать, на самом краю сознания проплывает лицо неизвестного из типографии. Мелькает озарение. Так вот чем стал Фрэнк! Чувство потери переполняет и грозится выплеснуться наружу. Пан Горак сглатывает горечь и запивает её огневиски.

"Я так хотел назвать его другом! За годы как жизни, так и службы, я сталкивался со многими людьми, которых могу назвать друзьями, однако лишь этому, несомненно талантливому волшебнику, я рассказал о себе без лжи и утайки. Дамблдор не считается, это скорее был допрос, а Фрэнк, чем-то неуловимо близкий, смелый и, как мне тогда казалось, честный, заслужил полное моё доверие. Теперь я понимаю, что все это было ложью... Что временами это вообще мог быть не он, что все мои тайны больше ничего не значат, ведь они, без сомнений, положены к ногам моего кровного врага." На миг он позволяет себе помечтать, что у Гриндевальда возникнет желание самолично прийти за ним, но эти мечты отступают под гнетом того беспощадного факта, что даже сегодня Гриндевальд действовал чужими руками.

Какой позор! Гриндевальд на свободе и, вероятно, уже за пределами Магической Британии, Воландеморт-таки стал Министром магии и теперь сильнее, чем когда-либо. Фрэнка и Алисы нет в живых, а он даже не смог их защитить, этих стажеров, так доверявших ему... Францишека затрясло, словно в лихорадке. Чего вообще стоит его жизнь? Зачем она ему, весьма посредственному в общем-то магу? У которого ничего нет и чья жизнь больше не стоит ни гроша...

Он приподнимается и тянется за второй бутылкой, когда его глаза встречаются с глазами миссис Лонгботтом... У нее потрясающие глаза: не такие пронзительные, как у её мужа, а лучащиеся мягкостью и добротой. В голове проносится мысль, что в них никогда не было ничего твердого или острого и при этом она - самая бесстрашная и самая решительная девушка, которую он когда-либо видел.

- Прости меня! - слова вырываются помимо воли.
- За что? - тихий шепот словно мираж в пустыне.
- Я не уберег вас, и Фрэнка не уберег, не понял, не распознал... Я должен был...
- Он погиб не поэтому. Он слишком боялся за меня, а я лишь хотела защитить его... Мы погубили друг друга своим страхом.
В её глазах такая боль, что пан Горак ёжится под этим призрачным взглядом.
- Почему ты с нами пошла? Зачем надела маску, которая была тебе так противна?
- Потому что не могла иначе, они сказали, что там Фрэнк. - Хочется зажмуриться, чтобы только не видеть её лица. Как же он мог этого не услышать? Слёзы подступают помимо его воли. - Это было важно для тебя?
- Да!
- Почему?
- Я не хотел, чтобы вы погибли!
- Почему?
- Это так сложно объяснить...
- И все же?
- Вы так молоды!
- Разве не вы мне сказали как-то, пан Францишек, что молодость - это недостаток, который проходит сам собой? – её глаза не улыбаются при этой шутке, они становятся лишь глубже и печальнее. - Но у меня он не пройдет... Я сгорела. Так глупо... - Следующие слова звучат едва слышно и мужчина скорее ощущает их, чем слышит. - Сегодня я уйду...

Мужчина наклоняется ближе к камину, пряча взгляд в пламени, но огонь не может больше утешить, ведь в нем тоже горят глаза Алисы Лонгботтом. Она спокойна, невероятно спокойна для девушки, которой столько довелось пережить. Пережить ли? Дурацкое выражение!
- Знаешь, я хотела бы, чтобы в Аврорате нас помнили. Как ты думаешь, это возможно?
- Я никогда вас не забуду, мисс...ис... миледи... - Этого так мало... Какую надежду он может дать её, он, доверивший свою жизнь людям, для которых был лишь марионеткой, и не сумевший защитить тех, кто был рядом. - Я не могу пообещать того, что не в моей власти, ведь. возможно, я погибну раньше, чем... - Жизнь так изменилась всего за 2 дня. - Но я могу вам пообещать, что ваши имена всегда будут со мной.
Алиса смотрит на Францишека словно понимая его и сочувствуя. А ему так хочется бежать от этого незаслуженного чувства!
- А в Ордене Феникса?
- Я обещаю тебе. - По крайней мере это он может ей обещать. Клятвы положено приносить уверенно и мужчина старается, чтобы голос прозвучал ровно.

Долгое время лишь потрескивание поленьев нарушает тишину.
- Это так ужасно, когда вся твоя жизнь подчинена страху, когда не знаешь кому доверять… Я хотела спасти нас от нашего будущего и… вот. Я так боялась, что Фрэнк погибнет, что не смогла его спасти… - голос падает до шёпота, когда она признается: - С самого Рождества мой боггарт – это мёртвый Фрэнк, я не могу на это смотреть…
- Моим боггартом с давних пор были мои будущие дети: мальчик и девочка, сидящие на развороченном полу в доме, у которого больше нет крыши. – Миссис Лонгботтом смотрит словно в самую душу и Францишек сознается. – Я не знаю, кто смог бы позаботиться о моей семье, если бы со мной что-то случилось... Так что я так и не создал семью и этот страх уже не сбудется.
- Ты расскажешь моей семье, что со мной случилось? Съездишь к моим родителям?
- Конечно, разве не в этом мой долг? - Хоть что-то он действительно может сделать для неё. Из всех возможностей этого мира...

Она почти неподвижна, лишь иногда, задумавшись, переводит взгляд на огонь, и по лицу видно, как пламя будит страшные воспоминания.
- Страшно все это, ведь Лили Эванс всегда была моей подругой... - Алиса замолкает в недоумении. - Как же так? Такая красивая, такая талантливая... Не то, что я! Разве я красивая? - раздается неожиданный вопрос, от которого у мужчины перехватывает дыхание. Растерянность еще долго не дает ему ответить:
- Я никогда не думал об этом... - Шепчет он. - Ты невероятно смелая, добрая, настоящий товарищ. Я никогда не смотрел на тебя, как на … женщину, ты же замужем за Фрэнком... - Слвоно приняв какое-то решение, Францишек с усилием отводит глаза от языков пламени и смотрит на Алису задумчиво, оценивающе.
- Вы очень красивая, Алиса! - Выдыхает наконец он и прячет лицо за ладонями.
- Давай перейдем на "ты". - В словах прячется искристая улыбка той девчонки, какой он впервые её увидел.
- Как скажете, леди... Ска-жешь.

Алиса действительно улыбается:
- Моё полное имя - Франциска Элизабет Алиссия Смит-Беннет. У нас верят, что это особое доверие, когда называешь свое полное имя.
- У нас считают, что имя влияет на человека, его носящего и соответствует ему...
- И что означает твое имя?
- Я не помню, если честно. Только значение фамилии: то ли "горький", то ли "холм, гора". Хочешь сказать, что я забыл, кто я? – улыбка касается краешка губ. Внезапно ему хочется улыбаться и шутить. - А как переводится ваше... твое имя?
- Франциска означает "свободная"... По правде говоря, это имя мне всегда нравилось больше, чем Алиса.
- Свободная... У нас ведь схожие имена, скорее всего даже одно и то же. Какая ирония... То есть мое имя можно перевести как "горечь свободы"?
Алиса пожимает плечами:
- Не забывай, у тебя всегда есть выбор.
- Какой же?
- Ты говорил, что тебя ждет невеста. Возвращайся к ней, восстанови свой дом и будь счастлив, Францишек! Ты можешь выбрать все это! У тебя впереди вся жизнь, а мою у меня отняли, понимаешь? Мне её не вернуть, сейчас рассветет и я уйду, мне незачем здесь оставаться. Я сгорела! От меня осталась лишь горстка пепла, среди которой даже пуговиц не сыскать, понимаешь?!
- Да... - На смену недавней легкости возвращаются слёзы, катятся по лицу, не способные ничего изменить, руки по привычке тянутся к плечу девушки, чтобы выразить то сопереживание, которое росло в нем день за днем все последние месяцы. Невозможность даже дотронуться до плеча отдается острой болью в груди и рука, не дотянувшись, безвольно падает в огонь. Боли нет. Она протягивает руку на встречу его руке и руки соприкасаются в пламени: его в свежих ожогах и её, легкая и сияющая.
- Я клянусь тебе, что никогда и ни при каких обстоятельствах не применю Фере Конжисте ни к одному живому человеку! - руки тянутся за палочкой, не обнаруживая ей ни в ножнах, ни в карманах. Францишек растерянно оглядывается, не обнаруживая её и в пределах комнаты:
- Неужели я оставил её на работе?.. Со мной никогда такого не было, это просто невозможно, оставить её там! Я не мог!
В её глазах читается укор, словно она уверена, что он не случайно оставил её на работе. Это не было запланированным, но, видимо, он хотел этого. Никогда не возвращаться обратно.
- Мне не нужен обет от тебя, я тебе верю и так. Расскажи мне что-нибудь...

Он задумывается и начинает рассказ не сразу:
- Ты знаешь, что война никогда не заканчивается? - Почему-то именно сейчас на пороге новой войны, наружу рвутся воспоминания о прошлой. - Даже когда все казалось закончилось бы, противник повержен и заключен в тюрьму, однако это не значит, что ты в безопасности. Где бы ты ни был с этого момента, ты всегда ждешь подвоха и предательства. Война закончилась в 1945, но еще в 1951 году мой дед ни за что не хотел отпускать меня в школу. Мы меняли убежище за убежищем, он был моим первым учителем и в самом дальнем захолустье умудрялся находить мне учителей того, чего не знал сам - в основном, языков. Еще долгие годы они преследовали нас - те, кто жаждал возвращения Гриндевальда, а порой те, чьих родных убили мой отец или моя мать. Помню, как-то они окружили меня, наставили палочки и кричали, что сейчас я умру... А я стоял и... не мог поднять палочку, потому что они были вправе. Кровь на руках отца стала моей кровью, и лишь немногие знают, как страшно он искупил свои прегрешения.
- Ты выжил...
- Да, Франциска, но на моих руках полно крови тех, кого убил я сам.
- У нас такая работа...
- Не оправдывай меня за то, за что осудила бы другого.
- Ты убъешь Воландеморта за то, что он сделал с нами? - пану Гораку хочется смеяться, но смех скорее похож на хриплый кашель:
- Если ты этого хочешь, Франциска.
- Я хочу...
- Тогда я обещаю, если на это хватит моей жизни.
- Ты всегда можешь уйти, Францишек.
- Я поклялся защищать Европу от таких, как Гриндевальд.
- Тогда ты должен возглавить Орден, он не должен попасть в руки Дамблдора!
- Еще что-нибудь, миледи?... - пан Горак улыбается.
Франциска задумывается:
- У Гриндевальда теперь есть бузинная палочка Дамблдора. А основная сила Воландеморта в его крестражах. Возможно, тебе поможет Тереза, она знает, как их искать. А ты их уничтожишь. Или Гриндевальд… Я читала, что есть всего два средства: яд василиска и адский огонь. Не бойся, ты всегда сможешь его усмирить. Я научу тебя! - Слова неведомого заклинания звучат торжественно и грозно. - Imperius Ignis Moritum!
- Imperius Ignis Moritum - послушно повторяет Францишек. На секунду задумывается и с очевидным недоверием спрашивает: - Ты действительно думаешь, что я смогу что-нибудь противопоставить сильнейшим магам нашего времени?
- У тебя получится. Это заклинание придумал мой пра-пра-прадед, я отыскала его в библиотеке. - Голос Франциски наполняется нежностью и спокойствие, как почти всегда, когда она рассказывает что-то о себе...
Ожоги на руке затягиваются на глазах - медальон, наконец, зарядился. Надолго воцаряется тишина, нарушаемая лишь потрескиванием дров в камине, недопитая бутылка огневиски больше не притягивает ни одного из участников безмолвного диалога.
- Знаешь, я не думаю, что Лили Эванс действительно знала, что она бросает зелье в меня... Все же мы были подругами в школе. Если ты когда-нибудь встретишь её снова, дай ей шанс!
- Шанс на что?
- У каждого должен быть шанс изменить свою жизнь!
- То бишь, перед тем, как кого-нибудь убить, я должен спрашивать, не желает ли он начать жизнь по-другому? - Франциска краснеет и пану Гораку становится стыдно за свой неуместный цинизм. Она же пришла к нему, пришла попрощаться, а он здесь пьян и вообще...
- Я обещаю, у нее будет этот шанс. - Что еще он может сказать ей? Ведь будь его воля, он задушил бы предательницу собственными руками!
- Спасибо! За все! - на миг ему кажется, что она сейчас наклонится и поцелует его, но это лишь обман зрения и он забывает об этом мимолетном желании.
- За что же? - горький смешок остается без ответа.

- Светает... Красиво как! В детстве, в какой-то старой книге, уж и не припомню названия, один из героев утверждал, что каждый рассвет - единственный в жизни и его нельзя упускать!
- Сегодняшний рассвет действительно особенный... Прогуляемся до Темзы?
- С удовольствием, Франциска. - Это имя удивительно идет ей. Пан Горак встает и церемониально подставляет локоть этой новой Алисе Лонгботтом, и та с улыбкой кладет на него призрачную руку. По туманному утреннему Лондону идет, возможно, одна из самых необычных пар, которую видел этот город: изуродованный шрамами мужчина в домашнем костюме почти церемониально и крайне бережно ведет по улицам призрачную девушку...

Они стоят около реки, позолоченной первыми лучами солнца и не смотрят друг на друга.
- Сейчас появится солнце... Ты мне что-нибудь скажешь на прощание?
Францишек поворачивается к ней, но взгляд его направлен скорее на развевающиеся волосы девушки. На миг замирает, задумавшись, что может он дать ей и истина приходит неожиданно для него самого:
- Я полюбил Вас, Франциска. - Слова прорываются из самого сердца и разбиваются о прибрежные камни с тихим звоном, пан Горак лишь успевает заметить, как меняется лицо внезапно ставшей такой родной Франциски Элизабет Алиссии, как призрачная рука в первый и последний раз касается его щеки и исчезает вместе со своей обладательницей. Над Темзой возносится радуга... и в этот момент Францишек осознаёт, что наконец нашел свой дом и свое счастье, пусть вот такое призрачное, но может быть единственно доступное ему. Стоя под радугой в утреннем тумане пан Горак испытал не боль, а неожиданное счастье и незамутненную радость любить, ради которой можно не только горы свернуть, но и вступить в борьбу со всем миром.
- Обещаю тебе...

@темы: последствия выбора, мародеры, мародёры, Францишек Горак

19:10 

После штурма

***
Францишек очнулся от запинающегося шепота Ивонны Ванселли:
- Анестезио, Дизармаре, Редженере! Анестезио, Дизармаре, Редженере! Анестезио, Дизармаре, Редженере!
Медальон на груди жег огнем, но боли в теле не было, лишь сковывающий холод.
- Спа-сибо, дальше я сам.
Мисс Ванселли прищурилась и скептически хмыкнула, однако отвернулась и двинулась дальше. Вид у последнего медимага ММ усталый и замотанный. Попытавшись достать палочку из рукава, пан Горак обнаружил, что все еще сжимает её в потрескавшихся от жара руках. От рубашки и мантии, собственно, мало что осталось, клочки разноцветной ткани сменялись обнаженными участками, покрытыми кровавой коркой.
- Мистер Горак, вы должны быть в Мунго! - резкий волевой голос прервал процесс самолечения. На него смотрели красные глаза нового Министра магии.
- Я буду в порядке через полчаса. - еще один пристальный взгляд и лорд Воландеморт проследовал дальше. Память восстанавливается по частям: совершенно очевидно, что рейдом они ничего не добились, иначе лица окружающих были бы не такими угрюмо-напряженными. "И кто остался на ногах?" - мысль ранит, но даже на её обдумывание сил нет. Раз уж он сейчас не в состоянии кому-либо помочь, Францишек закрывает глаза и начинает выполнение стандартного комплекса упражнений на концентрацию, изученного еще в школе. Голова мало-помалу проясняется...

Они вышли из камина типографии с палочками наголо. До боли похожий на кого-то знакомого мужчина и ...он? Неужели действительно под личиной скромного издателя скрывается человек, которого Францишек никогда не думал увидеть на свободе. Геллерт Гриндевальд? Пальцы до хруста сжали палочку - стоп! Мы не драться пришли! Все внутри протестует и пан Горак отступает на шаг назад, чтобы суметь собраться. В этот момент вместо ожидаемого голоса мистера Амодея раздаются выкрики заклинаний, резкий щелчок артефакта и из пустоты выступает мисс Эванс с флаконами в руках.
Тело бросилось вдоль стены раньше, чем скомандовала голова. Грохот и жар взрыва: чем же она так? Темнота.


Что с остальными? Францишек попытался сосредоточится, однако медитацию прервала команда: "Выступаем!" Перебарывая боль, он поднимается и вытягивается в струнку: "Я с вами." Кивок. Проще и желаннее ответа не бывает.

Та же проклятая типография. На самом деле её не видно - заклятие еще действует. План прост: дождаться отключения и войти. Артефакт уже закончил спасительную работу и отключился, вместо жара лишь легкий холодок, сигнализирующий об отключении на время перезарядки. Маг, создавший этот бессменный щит, уже мертв, но его творение раз за разом удерживает Францишека в этом мире. "Но не сейчас. Возможно, я умру раньше, чем он перезарядится." Пан Горак обводит взглядом подотчётный участок. Нелепая в данной ситуации, приходит мысль, что хорошо бы переодеться - холодный ветер обжигает обнаженную, плохо восстановившуюся кожу, но для этого пришлось бы покинуть пост, что попросту невозможно. Да и тратить медленно восстанавливающиеся крохи энергии на двойную аппарацию до гостиницы - преступная сейчас роскошь. Возможно, за этой невидимой стеной убийца родителей, последний шанс посмотреть ему в глаза.

Заклятие спадает, внутри лишь синий кит, беспомощно шевелящий ластами - Амелия Боунс - и мистер Снейп. ИХ нет, типография пуста, они их упустили... Стены наползают на Францишека, пока он неуверенной походкой двигается к тому самому камину, что и час или около того назад.

Вот здесь стоял Амадей с ордерами, за ним должен был быть Каркаров и...миссис Лонгботтом. Вот прозвучало заклятие, в воздухе проявляется мисс Эванс, Алиса делает шаг вперед... прямо перед... Взрыв!

Отряд аппарирует в ДМП. Сорванная с утра дверь выглядит неуверенно, даже с восстановленными защитными чарами.

- Мисс Вэнс, ваш жених погиб. Мы доставили его тело. - слышится чей-то голос в толпе людей, набившихся в помещение департамента.
- Отнесите его в отдел тайн! - и пан Горак завидует спокойствию в голосе Эммелины.
- Где миссис Лонгботтом? - спрашивает кто-то рядом. Окружающие обмениваются теми особыми грустными взглядами, которые никогда не сулят добрых вестей. Как же больно!... Зачем она вообще вызывалась на это задание? Ведь он её отговаривал и даже услал за ордерами, надеясь, что новые сотрудники Аврората пренебрегут соблюдением формальностей. Однако, они так долго спорили, стоит ли применять их самое мощное оружие, причем боялись даже не смерти, они боялись мести. А ему некого было бояться, ему уже больше 20 лет не за кого было бояться...

@темы: последствия выбора, мародеры, мародёры, Францишек Горак

19:08 

1 сентября 1978 г.

Иностранные языки всегда служили предметом иронии Францишека Горака, хотя смеяться по этому же поводу куда чаще приходилось его коллегам. С детства способный к языкам, он за многие годы так и не привык, что в большинстве языков "Ане" и "Не" звучат абсолютно по разному: "Да" и "Нет" в русском языке, "Yes" и "No" в английском, не говоря уже о других. Иногда, задумываясь, что же ответить собеседнику, Францишек лишь в последний момент вспоминал, как звучит то, что он хочет произнести. При этом любой иностранный язык он учил досконально, как того требовала работа, ведь ошибка в документе могла стоить кому-то жизни или свободы.

Еще одним предметом беспокойства для него служило то, как схоже в английском языке звучали обращения к другим людям. Лишь очередной вздох миссис Лонгботтом напоминал ему, что он забыл произнести окончание обращения, опять... С другой стороны, после того, как он однажды в шутливой беседе сказал мисс Вэнс, что в чешском языке она была бы не "панi", а "слэчне", она почти сразу после разговора засобиралась замуж за мистера Джагсона. И хотя причиной этого решения вряд ли могло послужить явно неблагозвучное для англичанки обращение в чешском языке, но удержаться от иронии пану Гораку так и не удалось.

Уйдя с головой в сравнительный анализ английского и чешского языков пан Горак вышел из Министерства и медленно направился в сторону таверны. На самом деле он без всяких сомнений мог пообедать (по сути поужинать, но точку зрения англичан следовало учитывать) в гостинице, благо обслуживание там было на высшем уровне, не зря в той же гостинице проживала помощник Министра, мисс Уэзерби. Однако где, как не в таверне, еще услышишь столько интересного?

Тем более, что хозяйкой кабака являлась мисс Дане, сестра Аллена Уолкера, и сам мистер Уолкер нередко забегал пообщаться с электоратом. Как всегда, в этот вечер все были в сборе и пан Горак не сумел отказать себе в занимательнейшей дискуссии как с мистером Уолкером, так и с его сестрой, довольно красивой француженкой, говорившей с заметным акцентом. Единственным препятствием в разговоре служило то, что поскольку леди так и не овладела английским в полной мере, пан Францишек и сам постоянно забывал нужные слова, тратя в несколько раз больше времени, чем обычно, чтобы сначала понять, что же она говорит, а потом ответить ей. Ничем иным даже самому себе подобную корявость речи он объяснить не мог...

Вообще, мистер Уолкер не представлял особой угрозы, как кандидат в Министры. Во-первых, у него было явно недостаточно сторонников, а во-вторых, почему-то Францишек верил ему, что программа просто некорректно прописана и хотя способна была бы вызвать волнения, но крови этот человек явно не жаждал. Он просто пребывал в счастливом неведении, к чему же его программа может привести... Иногда пану Гораку жутко хотелось прислать ему учебник с историей создания СССР и как происходило формирование магического сообщества без Статута Секретности, но видя отношение других магов к данному кандидату, куда интереснее было наблюдать и вести с ним или его сестрой длительные диспуты на тему, возможно ли такое в Магической Британии.

Около полуночи в кабак заглянул Фрэнк и, заметив пана Горака, коротко кивнул. Францишек не без сожаления прервал спор с прелестной хозяйкой таверны и, выйдя за дверь, аппарировал по известному адресу. Вестей от Дамблдора по-прежнему не было и это наводило на невеселые мысли, что тот абсолютно уверен в победе Воландеморта и предпочел не светиться перед выборами.

Вообще, результаты деятельности Ордена за время присутствия в нем пана Горака были крайне неутешительны: сбор слухов, сплетен, домыслов и попытки найти хоть что-то стоящее требовали множества сил, но не давали ни малейшего достойного результата. Однако, обижать членов Ордена, а самое главное, Фрэнка, ставшего за эти месяцы пану Гораку близким другом, не хотелось. Так что хотя цели Ордена и соответствовали задачам Францишека в Магической Британии, а также позволяло прощупать Дамблдора, но нахождение в нем было скорее данью этой дружбе.

Настроение у всех было упадническим, оставалось всего несколько дней до выборов, лидер был известен, однако выявить за Воландемортом что-либо компрометирующее, позволяющее приостановить выборы или снять его с выборов не удавалось. Обсуждение текло из пустого в порожнее до неожиданного вопроса миссис Лонгботтом:
- А вы действительно все еще доверяете Дамблдору?
- А у нас есть выбор? - удивился Францишек.
- Уверен, что он не случайно уехал накануне выборов, возможно, вскоре вернется с информацией, способной переломить ситуацию или он уже действует, просто не сообщая нам об этом. - вера в Дамблдора сквозила в словах Ланселота Макиавелли.
- Странная какая-то ситуация с этими предвыборными программами. Читая их я все чаще склоняюсь к мысли, что мы опасаемся не того человека, возможно, мы должны были более тщательно проверить мистера Уолкера. - резко сменил тему Фрэнк Лонгботтом.
- Но у него недостаточно сторонников для реализации своих идей, - повторил уже набивший оскомину аргумент пан Горак.
- Возможно, это просто проверка избирателей, как они отреагируют на такую политическую программу. Ведь наверняка вы обращали внимание, что хотя в Уолкера нет явных сторонников, но и противников тоже нет!
- Но кому это выгодно?
- Думаю, что ответ знаем здесь мы все.
- Но Аллен Уолкер практически не общается с Лордом Воландемортом!
- Может быть, это нам так кажется?
- Я хочу проверить его средствами Аврората!
- Без соответствующего ордера? - усомнилась мисс Вэнс.
- Это возможно, если он пройдет эту проверку добровольно.
- И как же ты это сделаешь?
- Возможно, вы заметили, что я сильно сблизился с ним за последнее время. Я хочу привести его в Аврорат на экскурсию, как будущего кандидата в министры. Это никому не покажется подозрительным, а я успею провести нужный ритуал. Только мне будет нужна поддержка под дезиллюминационным заклятием.
- Разумеется, я помогу тебе. - решил чех.
- Как и я, - пообещал мистер Макиавелли. - Думаю, что остальных на время проверки лучше под благовидными предлогами убрать из помещения Аврората.
Члены ОФ согласно закивали.
- Мне лучше вернуться пораньше, - напомнила присутствующим мисс Прюэт.
- До завтра! Уходим, как обычно, по отдельности...

@темы: последствия выбора, мародеры, мародёры, Францишек Горак

Хогвартс и не только

главная